Ядерный Мир

                ЯДЕРНАЯ ВОЙНА НЕИЗБЕЖНА?... 

Сегодняшний мир зыбок, это  всего лишь отсрочка глобального Апокалипсиса...

 

Какова вероятность возникновения сегодня масштабного военного конфликта с применением ядерного тактического и стратегического оружия? Кто может быть вероятным инициатором оружия массового поражения? Каким будет количество участников возможного ядерного конфликта, его масштабы и количество жертв среди мирного населения?

 

 

Только не надо думать, что такое развитие событий – это из области фантастики, которой нас кормят любители апокалипсического жанра. Мировые державы - обладатели ядерного вооружения с самого первого дня не прекращают просчитывать варианты его применения. Целые аналитические центры круглосуточно задействованы в поиске выигрышного варианта войны с применением оружия массового поражения. К примеру оплот демократии и толерантности – Соединенные Штаты уже сегодня, совершенно не чувствуя морального дискомфорта, во всю используют химическое оружие  - бомбардировки фосфорными бомбами жилых кварталов в Ираке их ни мало не смущают. Им вторит богоизбранный народ Израиля, выжигающий все тем же фосфором арабов  с их исконных земель. Долго ли осталось ждать, когда кто-нибудь решит, что фосфор это долго и пустит в ход средство по мощнее? А ведь в настоящее время мощность боевого блока МБР и точность его доставки таковы, что одной ядерной боеголовки будет достаточно, чтобы полностью уничтожить любой современный мегаполис…

 

 

ПЕНТАГОН: Ставка на победу в ядерной войне...

 

За последние годы в зарубежных изданиях появился ряд публикаций об американских планах ведения ядерной войны против СССР и других социалистических государств. Они основаны на рассекреченных документах совета национальной безопасности и министерства обороны США, а также на сведениях, полученных авторами от американских политических и военных деятелей, занимавших высокие посты в Белом доме в послевоенный период и причастных к разработке указанных планов. К таким публикациям, в частности, относятся «Дропшот» — план ведения войны против СССР в 1957 году», «СИОП — секретный план США ведения ядерной войны», «США: ставка на победу в ядерной войне. Секретные военные планы Пентагона». В них достаточно подробно и с учетом широкого диапазона военно-политических и военно-стратегических ситуаций в мире и регионах раскрываются ядерные амбиции Пентагона с момента создания в США атомной бомбы и до наших дней.

 

 

В общем плане эту деятельность американского военного ведомства за последние более чем 40 лет следующим образом оценил бывший министр юстиции Соединенных Штатов Рамсей Еларк: «Чтобы понять, насколько действительно опасно ядерное оружие, необходимо только проследить, как сменяющие друг друга американские администрации и военные руководители обращались с этим оружием. Во всех ситуациях, будь они связаны с моментом опасности, славы или унижения, взоры, мысли в руки наших лидеров всегда тянулись к кнопке. Они сопротивляются проведению в жизнь идей разоружения, ограничения распространения ядерного оружия, прекращения ядерных испытаний и сворачивания гонки вооружений в целом... Политика и практика нажима со стороны руководства страны, которая нацелена на безусловное подчинение идее безраздельного господства, оказалась всеобъемлющей».

По мере наращивания в США ядерного оружия и средств его доставки, а также происходящих изменений в соотношении ядерных потенциалов в мире Пентагон непрерывно модернизировал свои планы ведения ядерной войны и собственную военную стратегию.

 

 

В период 1945—1960 годов в Соединенных Штатах официально действовала стратегия «массированного возмездия», или «массированного упреждающего ядерного удара».

В истории навсегда знаменательным останется июль 1945 года, когда в Потсдаме на заседании «большой тройки» (глав государств СССР, США и Великобритании) была закреплена победа над фашистской Германией и дано торжественное обещание создать прочный мир на нашей планете. Однако американский президент Трумэн в тот момент думал о другом — успешно ли в США пройдут испытания первой в мире атомной бомбы? И такое сообщение он получил, будучи в Потсдаме.

«Это величайшая штука в мире! — воскликнул он, прочтя полученное из США сообщение. — ...Наши капиталовложения в 2 млрд. долларов окупились! ...Баланс сил в мире кардинально изменился!»

Пентагон незамедлительно приступил к разработке плана ведения войны с использованием ядерного оружия. В сентябре 1945 года в секретной директиве комитета начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США подчеркивалось, что в случае возникновения кризиса Соединенные Штаты должны стремиться к его разрешению дипломатическими средствами, «одновременно производя все необходимые мероприятия для нанесения первого удара в случае необходимости». При этом внезапность нападения рассматривалась в качестве единственной гарантии успеха.

Пентагон, анализируя последствия атомных ударов по японским городам Хиросима и Нагасаки, учитывал их при разработке плана, получившего название «Тоталити», в котором Советский Союз уже значился не как союзник, а как враг номер один. Оценивались также стратегическая уязвимость СССР и возможные последствия нанесения по советским городам первого ядерного удара с использованием 20—30 атомных бомб. В качестве объектов поражения были избраны Москва, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск и Ярославль.

При этом стратеги Пентагона исходили из того, что Советский Союз не сможет нанести по США ответный ядерный удар в силу отсутствия у него аналогичного оружия, то есть ставка делалась на достижение победы при полной безнаказанности для самих Соединенных Штатов.

В политическом плане монопольное обладание США атомным оружием использовалось администрацией Трумэна для оказания давления на СССР и получения от него определенных уступок. Именно такой нажим наиболее ярко проявился при решении иранского вопроса. По соглашению между СССР, США и Великобританией союзные войска, находившиеся в Иране, должны были быть выведены после окончания войны в течение шести месяцев. Однако Соединенные Штаты отказались от выполнения этих обязательств. Более того, в марте 1946 года они предъявили СССР ультиматум: или советские войска будут незамедлительно выведены из Ирака, или США нанесут атомный удар по Советскому Союзу. Таким образом, «ядерное устрашение» с 1946 года официально было взято в качестве основы американской военной политики и сохраняется до наших дней.

В соответствии с принятым в 1946 году в США законом об атомной энергии ядерное оружие стало самостоятельным и самым важным элементом в американском военном арсенале. Исходя из этого, а также с учетом замыслов его дальнейшего наращивания Пентагон приступил к планированию использования американских вооруженных сил против СССР, над разрушенными городами и селами когорого еще не успел рассеяться дым чудовищных преступлений фашизма.

В июне 1946 года разработка нового плана была завершена, и он получил условное наименование «Пинчер» («Клещи»). Согласно ему предусматривалось нанесение по СССР атомного удара с применением уже 50 атомных бомб. По оценке КНШ, в результате такого удара должно было быть уничтожено 20 крупнейших советских городов в семи обозначенных районах на советской территории, и прежде всего Москва, нефтеносный район Баку, Уральский промышленный центр. При этом в плане «Пинчер» подчеркивалось, что оккупация или нейтрализация семи жизненно важных районов Советского Союза создаст условия для его поражения. С целью окончательного разгрома остающихся после атомного удара группировок Советских Вооруженных Сил предусматривалось вторжение в СССР с суши и с моря — через Польшу, Балканы и Ближний Восток с последующей оккупацией страны и свержением Советского правительства.

Гипотетически такая агрессия США против СССР и ядерный удар по нему могли быть в период с лета 1946 года по лето 1947-го. По существу, в плане «Пинчер» была заложена идея «ядерного блицкрига».

Уместно заметить, что этот агрессивный план был подготовлен и принят американским руководством в период, когда между СССР и США еще поддерживались нормальные союзнические отношения, а все человечество нашей планеты, и прежде всего Европы, только начинало возрождаться после ужасов, причиненных фашистской Германией и ее сателлитами. В связи с этим фарисейски звучат утверждения некоторых западных историков, что причиной начала «холодной войны» между Западом и Востоком в конце 40-х годов явился «агрессивный» внешнеполитический курс Советского Союза.

С самого начала появления атомной бомбы в арсенале США президент Трумэн неустанно подчеркивал, что «американцы должны быть сильнее всех в области ядерного оружия». Такие заявления Белого дома однозначно были восприняты Пентагоном и военно-промышленным комплексом страны как сигнал к раскручиванию гонки ядерных вооружений, и она началась.

В июне 1948 года в Европе разразился так называемый «берлинский кризис». Администрация США незамедлительно прибегла к политике «эскалации превосходства» с опорой на ядерное оружие и с угрозой его применения против СССР. Трумэн официально заявил представителям прессы в конце июня 1948 года, что он направит в Великобританию 60 бомбардировщиков В-29 — носителей атомных бомб. Пентагон лихорадочно начал подготовку вооруженных сил к возможной агрессии против СССР. Уточнялся принятый в марте 1948 года план ядерного удара, получивший новое наименование — «Бройлер» («Жаркий день»). Однако с учетом развития событий он вскоре был уточнен и трансформирован в план под названием «Фролик» («Шалость»). Согласно ему намечалось проведение воздушного нападения на СССР американских бомбардировщиков с авиабаз Великобритании, Пакистана, Индии и о. Окинава.

К концу 1948 года атомный арсенал США разросся. В новом плане «Сиззл» («Испепеляющий жар») были, в частности, спланированы ядерные удары по Москве восемью бомбами и по Ленинграду семью. Всего же намечалось применение 133 атомных бомб по 70 советским городам.

 

 

Ядерная бомбардировка

 Однако и такой удар, по оценке КНШ, в тот период был недостаточным, чтобы «обеспечить капитуляцию и уничтожение корней коммунизма или резко ослабить власть советского руководства». В случае если война против СССР продлится около двух лет, считали пентагоновские стратеги, военно-промышленный комплекс США способен изготовить приблизительно 200 атомных бомб, применение которых по советским объектам позволит уничтожить не менее 40 проц. промышленности и приведет к гибели 7 млн. советских людей.

 

Особенно рьяно настаивали на применении атомного оружия по Советскому Союзу в период «берлинского кризиса» в 1948 году руководители Пентагона — министр обороны Форрестол, генерал ВВС Карл Спаатц и адмирал Джон Тауэр. Последние двое в своей памятной записке Форрестолу отмечали, что «военное ведомство должно быть готово применить атомное оружие эффективно и без задержки». Причем в Пентагоне настаивали, чтобы именно ему было предоставлено право принятия решения на использование ядерного оружия.

В сентябре 1948 года на специальном заседании совета национальной безопасности была принята директива СНБ-30, которая давала право начать атомное нападение только президенту. В директиве указывалось, что Советам «фактически никогда не следует давать ни малейшего повода думать, что США будут даже рассматривать возможность не применять атомное оружие против них, если в этом возникнет необходимость».

Такой подход Соединенных Штатов к использованию ядерного оружия остается в силе и в наши дни. «Крайне важно, — заявил американский министр обороны Ф. Карлуччи в своем докладе конгрессу по военному бюджету на 1988—1989 финансовый год, — чтобы эффективность наших стратегических сил и наша решимость их использовать, если потребуется, никогда не вызывали сомнений». Подчеркивая эту же мысль, верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе американский генерал Роджерс в октябре 1986 года указывал: «Мы должны сохранить за собой возможность применения первыми ядерного оружия». Такое положение было официально узаконено в американских военных уставах.
Во время «берлинского кризиса» Форрестола особенно навязчиво обуревала идея применения атомной бомбы по СССР. Осенью 1948 года он совершил специальную поездку в Европу и встретился с главнокомандующим вооруженными силами США в Европе генералом Клеем, который заявил ему, что в случае войны «он без колебаний применит атомную бомбу и в первую очередь нанесет удар по Москве и Ленинграду».

К середине 1949 года кризис начал терять остроту. США прекратили на время угрожать СССР атомной бомбой.

В Вашингтоне из этого кризиса сделали вывод о необходимости иметь на вооружении более современные самолеты-носители, которые были бы способны надежно доставлять ядерные бомбы до любых объектов в Советском Союзе. Бомбардировщики В-29 указанным требованиям в полной мере не отвечали. Поэтому была принята программа строительства нового бомбардировщика дальнего действия В-36. К началу 50-х годов их количество достигло 100 единиц, а к концу 1953-го в составе стратегического авиационного командования уже насчитывалось свыше 1000 бомбардировщиков В-36 и В-47.

Осенью 1949 года в Белом доме и на Капитолийском холме в Вашингтоне пришли в шоковое состояние. В замешательстве оказались КНШ и американское разведывательное сообщество. Советский Союз произвел испытание атомной бомбы — на целых пять — десять лет раньше американских прогнозов. Как впоследствии писал Форрестол, годы благоприятных для США возможностей уничтожения СССР теперь неожиданно закончились.

 

 

Ядерный взрыв

И вновь в высших эшелонах американской власти заговорили о возможности развязывания превентивной войны против СССР, о нанесении внезапного удара по его атомным объектам. Трумэн требовал, чтобы ему доложили, способны ли Соединенные Штаты в случае войны, применив дальние бомбардировщики В-36 с 200 атомными бомбами на борту, решительно подорвать экономический и военный потенциал Советского Союза.

Проведенные исследования по поставленному Трумэном вопросу и разработанный Пентагоном новый план ядерной войны под названием «Троян» свидетельствовали о том, что США не были в состоянии обеспечить нанесение Советскому Союзу решительного поражения. Требовалось, как считал Пентагон, дальнейшее наращивание ядерного оружия и средств его доставки.

К началу 1950 года был разработан и принят новый американский план ведения войны против СССР, получивший условное название «Дропшот» («Моментальный удар»). Основной политической и военно-стратегической целью, которая в нем ставилась, являлась ликвидация Советского Союза как социалистического государства. Достичь ее планировалось путем ведения войны по следующим четырем этапам.

Первый — осуществление крупномасштабной воздушной операции с применением 300 атомных бомб по 200 советским городам и обычного оружия для уничтожения не менее 85 проц. экономического потенциала Советского Союза. С развязыванием войны американские стратегические бомбардировщики В-36 и В-47 должны были начать ядерные бомбардировки административных центров, районов сосредоточения войск, баз снабжения, коммуникаций, предприятий по добыче и переработке нефти, электростанций и многих других промышленных объектов. В последующем планировалось нанесением как ядерных, так и обычных ударов не допустить восстановления и функционирования важнейших советских объектов, которые уже подвергались разрушению. Продолжительность этого этапа войны определялась в плане шестью месяцами. Стратегические бомбардировщики должны были использовать авиабазы на территории США, о. Гренландия, о. Окинава, в районе Аден — Хартум — Каир и в Великобритании.

Второй — продолжение развертывания вооруженных сил США и их западных союзников (свыше 160 дивизий) для массированного наступления против СССР и стран народной демократии в Европе.

Третий — ведение активных боевых действий по захвату территории Советского Союза и стран народной демократии. При этом ставились решительные цели — США совместно с союзниками, осуществляя стратегическое наступление в Европе, должны были сломить волю и подорвать возможности СССР к сопротивлению.

Четвертый — завершение разгрома противника, ликвидация социалистической системы и установление контроля над всей территорией СССР и его союзников.

В планах Соединенных Штатов предусматривался и другой вариант мировой войны. Если Советский Союз капитулирует уже на первом или втором этапе, то следует незамедлительно начать выполнение задач четвертого этапа войны, то есть его оккупацию. Для таких целей по плану «Дропшот» выделялось 23 дивизии сухопутных войск, 20 авиационных групп и два авианосных соединения ВМС. В задачу этих сил входила оккупация ключевых регионов Советского Союза с целью установления полного американского контроля. Так, в центральных районах европейской части СССР планировалось разместить шесть американских дивизий сухопутных войск (две в Москве и по одной в Ленинграде, Мурманске, Горьком и Куйбышеве), на Украине и Кавказе — восемь, на Урале — пять, в Восточной Сибири, Забайкалье и Приморском крае — три дивизии, а на Черном и Балтийском морях — по одной оперативной авианосной группе ВМС США.

Таким образом, американский план «Дропшот» ведения войны против СССР наряду с массовым уничтожением советского населения атомными бомбардировками предусматривал полную оккупацию всей его территории, что в значительной степени превосходило даже бредовые замыслы Гитлера.

В Пентагоне подсчитали, что к середине 50-х годов Советский Союз сможет иметь достаточно атомных бомб, чтобы нанести небольшой по масштабам, но очень ощутимый ответный удар по Соединенным Штатам. Поэтому американское военное ведомство начало прогнозировать «день А» — последнюю в обозримом будущем благоприятную для США возможность нанесения удара без опасения ответных действий. Такой день, согласно расчетам, будет в 1954 году. К этому времени, полагали американские стратеги, Соединенные Штаты смогут быть достаточно сильными для упреждения Советского Союза в нанесении внезапного ядерного удара. В этой связи в директиве СНБ-68 отмечалось: «Военные преимущества при нанесении удара первыми требуют от нас быть постоянно начеку, чтобы обрушить на противника всю нашу мощь... по возможности до того, как удар со стороны Советского Союза станет свершившимся фактом. На начальной фазе ядерной войны преимущество факторов инициативы и внезапности будет чрезвычайно велико».

В той же директиве указывалось, что первостепенное внимание в период, предшествующий ядерной войне, должно быть уделено приготовлениям к развязыванию глобальной войны. При этом главной целью выдвигалось «окружение» стран социалистического содружества цепью смертельно опасных ядерных баз, простирающейся через всю Европу, Ближний Восток, Юго-Восточную Азию и Филиппины и охватывающей Японию и Корею. Концепции «устрашения» и «окружения» стали основополагающими во внешнеполитическом курсе Соединенных Штатов.

 

 

И в настоящее время США имеют на территории 34 государств и их владений почти 1500 военных баз и объектов, на которых размещено свыше 500 тыс. американских военнослужащих, склады ядерного оружия и средства их доставки.

В директиве СНБ-68 отмечалось: «Без превосходства совокупной военной мощи, готовой к немедленной мобилизации, политика устрашения, которая на деле выливается в политику рассчитанного и нарастающего насилия, по сути своей является не более чем блефом». Таким образом, концепция «эскалации превосходства» была принята еще в 1950 году в качестве краеугольного камня военной стратегии США, действующей и поныне.

К лету 1950 года на Корейском п-ове назревал вооруженный конфликт. Южнокорейский режим с помощью Соединенных Штатов подготовил для агрессии против КНДР 400-тысячную армию, оснащенную американским вооружением. Была создана наступательная группировка агрессора в составе восьми дивизий. В готовности к ее поддержке США сосредоточили на Японских о-вах и в прилегающих к ним морских районах около 300 кораблей, вспомогательных судов, свыше 800 боевых самолетов 7-го флота и ВВС США.

25 июня 1950 года началось вторжение южнокорейских войск на территорию КНДР, поддержанное американской авиацией. В октябре Корейская народная армия и китайские народные добровольцы нанесли мощный удар по войскам противника и создали реальную угрозу их разгрома.

Поражение американо-южнокорейской группировки крайне обеспокоило руководство США, которое видело выход из создавшегося положения в принятии решения на использование атомного оружия. В январе 1951 года министр ВВС Саймингтон представил президенту секретный план нанесения внезапного ядерного удара по КНР и КНДР. Как следует из записей в дневнике президента Трумэна, Советскому Союзу должен быть предъявлен ультиматум с десятидневным сроком действия, в котором будет указано, что США намерены блокировать прибрежную зо-ну КНР от корейской границы до Индокитая и разрушить все военные базы в Маньчжурии. В случае дальнейшего вмешательства Советского Союза для защиты КНР, указывалось в дневнике, «мы уничтожим любые порты и города, которые сочтем необходимыми... Это означает всеобщую войну... Это значит, что Москва, Ленинград, Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай, Порт-Артур, Дальний, Одесса и любой промышленный объект в Китае и Советском Союзе будут уничтожены...».

Согласно американскому плану ведения ядерной войны против СССР 1950 года под условным наименованием «Шейкдаун» («Встряска») по районам Москвы и Горького предполагалось нанесение ядерных ударов 20 атомными бомбами, по Ленинграду— 12, индустриальным районам Волги и Донецка — 52, объектам Кавказа — 15, Владивостока и Иркутска —15 атомными бомбами. Всего же согласно этому плану намечалось использовать 220 атомных бомб по 104 городам СССР.

 

 

Создание в Советском Союзе не только ядерного, но и термоядерного оружия вызвало истерию у американских творцов «ядерного блицкрига». Становилось очевидным, что в случае атомной агрессии США против СССР их собственная территория уже не будет неуязвимой. Вероятность получить ответный ядерный удар и что еще более ужасное - боевые действия на территории Соединенных Штатов  закаленной в боях с фашизмом Советской Армии, являющейся на тот период времени - самой большой, боеспособной и вооружонной, вызвало в Белом Доме настоящую панику.

 

 

РУССКИЕ ИДУТ

 

В связи с этим в мае 1954 года КНШ представил на рассмотрение президенту Эйзенхауэру специальное исследование о возможной превентивной войне против СССР. Согласно «Основному плану войны САК» (1954) ставилась цель — «уничтожить нацию», то есть Советский Союз. В плане предусматривалось нанесение массированного упреждающего удара по 1700 советским объектам и 409 аэродромам силами почти 750 американских бомбардировщиков с использованием 600—750 атомных бомб. По оценке председателя КНШ генерала Лемэя, продолжительность третьей мировой войны составит не более 30 сут, а от России останутся лишь «дымящие радиоактивные руины».

 

В августе 1953 года начальник штаба ВВС США генерал Н. Твининг представил совершенно секретный доклад под названием «Приближающийся национальный кризис». Пентагон, встревоженный сообщениями о том, что в СССР произведен ядерный взрыв бомбы мощностью 300—400 кт, утверждал, что для Соединенных Штатов стремительно нарастает «атомная угроза». В докладе четко обрисовывалась альтернатива: готовиться либо к поражению, либо к «всеобщей войне» с Советским Союзом. При этом подчеркивалось, что в случае любой дальнейшей задержки превентивная война с СССР обернется для США небольшим, но эффективным ответным ударом по территории Соединенных Штатов. Председатель КНШ генерал Лемэй готов был по своему усмотрению, без санкции президента, нанести по СССР упреждающий ядерный удар, ибо, как он считал, только в этом случае Соединенные Штаты могут одержать победу.

Президент Эйзенхауэр не мог дать окончательного ответа на такое предложение руководства Пентагона, так как не был уверен в надежности противовоздушного щита Соединенных Штатов. В итоге американское военно-политическое руководство пришло к выводу, что ответный удар со стороны СССР по США является реальной действительностью. Идея превентивного внезапного ядерного удара по СССР в первой половине 50-х годов осталась в архивах ядерных планов Соединенных Штатов.

В январе 1954 года Джон Фостер Даллес выступил с речью, в которой изложил американскую стратегию «массированного возмездия». Ее суть сводилась к тому, что США должны быть готовы нанести по СССР удар всеми своими ядерными силами, если он начнет даже обычную войну. Таким образом, данная стратегия предусматривала ведение против СССР только ядерной войны.

Под эту стратегию потребовалось дальнейшее наращивание стратегических ядерных средств. В 50-х годах пентагоновские специалисты сфабриковали тезис о так называемом «отставании США в бомбардировочной авиации». Конгресс ассигновал многомиллиардные средства на «залатывание бомбардировочной бреши». В 1955 году САК получило новый стратегический бомбардировщик В-52, который был способен за один вылет применить четыре атомные бомбы. В течение последующих семи лет было построено свыше 740 таких бомбардировщиков. В 50-х годах стратегическая авиация США насчитывала уже более 1850 бомбардировщиков В-52 и В-47, базирующихся на 65 авиабазах, в том числе на 25 аэродромах на иностранных территориях, в основном прилегающих к территории Советского Союза.

В 1955 году США провели успешные испытания первой американской баллистической ракеты (БР) с дальностью стрельбы 3200 км. В период 1958—1963 годов на территории Турции и Италии были развернуты 45 пусковых установок американских ракет «Юпитер» и в Великобритании — 60 ПУ БР «Тор». В итоге западная часть территории Советского Союза оказалась под ядерным прицелом американских ракет средней дальности «первого удара».

 

 

Ядерный ракетоносец

В эти же годы в США полным ходом развернулось строительство принципиально нового компонента стратегических вооружений — атомных ракетных подводных лодок, оснащенных 16 баллистическими ракетами каждая.

В августе 1957 года в Советском Союзе проведено успешное испытание межконтинентальной баллистической ракеты (МБР), а 4 октября был осуществлен первый в истории человечества вывод на орбиту спутника Земли.

Опять американское военно-политическое руководство охватила паника. Вновь раздавались голоса о необходимости превентивного ядерного удара по СССР, пока США обладают превосходством. Как отмечает иностранная пресса, это был по крайней мере третий случай в период правления администрации Эйзенхауэра, когда ведущие советники президента призывали к превентивной ядерной войне против СССР, на что президент ответил: «Мы не пойдем на такой вид войны. У нас недостаточно бульдозеров, чтобы очистить улицы от трупов».

В начале 1960 года в Соединенных Штатах с подачи Пентагона и лидеров военно-промышленного комплекса страны развернулась широкомасштабная пропаганда, в ходе которой родился миф о «ракетном отставании США». Начался очередной этап гонки вооружений — массовое развертывание в США межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования.

Генерал-лейтенант И. Перов

Период 1960-1974 годов для Соединенных Штатов в области стратегических  наступательных вооружений (СНВ) был характерен принципиальным качественным развитием и количественным наращиванием. Именно в это время была создана триада, включающая межконтинентальные баллистические ракеты, атомные ракетные подводные лодки и стратегические бомбардировщики.

В январе 1961 года к власти пришла администрация во главе с Дж, Кеннеди. Как принято в США в таких случаях, новый президент, являясь также верховным главнокомандующим вооруженными силами страны, освоение этих обязанностей начал с детального анализа состояния стратегических наступательных сил и планов их боевого применения. Ибо только он и никто другой из членов его администрации имеет право отдать приказ на применение ядерного оружия. После изучения данной проблемы президент с подачи руководства Пентагона и стоящего за ним военно-промышленного комплекса Объявил о так называемом «ракетном отставании» Соединенных Штатов и несоответствии стратегии «массированного возмездия» реальному состоянию ядерных вооружений СССР. Новая стратегия, подчеркивал Дж, Кеннеди, должна не только отражать ядерное превосходство Соединенных Штатов, но и утверждать политические преимущества США с целью проведения активной внешней политики, и прежде всего по отношению к Советскому Союзу.

 

 


 

Пентагон, возглавляемый новым министром обороны Макнамарой, незамедлительно приступил к разработке широкомасштабного плана развития стратегических наступательных вооружений и новой американской стратегии, получившей наименование стратегии «гибкого реагирования». В ней наряду с сохранением прежнего основного варианта применения СНВ США - готовности к нанесению внезапного массированного ядерного удара по СССР и другим социалистическим странам - предусматривалось «дозированное» использование стратегических сил, соизмеримое с «масштабами возникающей для США опасности». Эта стратегия уже допускала возможность ведения против СССР на начальном этапе конфликта обычной войны в течение непродолжительного времени с последующим переходом к использованию тактического, а в критической ситуации и стратегического ядерного оружия. Таковы были военно-политические установки новой американской стратегии, утвержденные президентом Дж. Кеннеди.

Увеличивавшийся арсенал ядерных средств США требовал создания единого в масштабе вооруженных сил планирующего органа. Им стал сформированный во главе с командующим САК объединенный штаб, на который были возложены задачи определения объектов поражения противника и разработка плана ядерной войны в целом. За короткие сроки объединенный штаб разработал первый единый план ведения ядерной войны - план СИОП, в котором, в частности, значился вариант первого массированного ядерного удара по СССР и КНР с применением около 3500 ядерных боеприпасов общей мощностью свыше 7800 Мт. Такой удар, по оценке Пентагона, мог повлечь за собой уничтожение не менее 280 млн. человек в СССР и КНР.

К лету 1961 года план был уточнен в соответствии с требованиями стратегии «гибкого реагирования» и в последующем утвержден президентом Дж. Кеннеди. В нем значились следующие основные варианты ядерных ударов:
- Массированный упреждающий удар по стратегическим ядерным силам СССР (шахтным пусковым установкам МБР, аэродромам стратегической авиации, базам подводных лодок и другим важным военным объектам). Этим ставилась цель резко ослабить ответный удар Советского Союза по Соединенным Штатам.
- Нанесение ядерных ударов по силам и средствам ПВО СССР, расположенным в полосе полета американских стратегических бомбардировщиков над советской территорией.
- Поражение сил и средств ПВО, обеспечивающих прикрытие крупных городов и промышленных центров.
- Нанесение ядерных ударов по пунктам управления государственного и военного руководства.
- Нанесение так называемого «парализующего ядерного удара», то есть массированное применение ядерного оружия по всему комплексу важнейших гражданских, военных и промышленных объектов Советского Союза и других социалистических государств.

В июне 1961 года резко обострилась военно-политическая обстановка в связи с очередным, так называемым «берлинским кризисом». Президент Дж. Кеннеди, как и его предшественники, первым делом обратился к изучению возможности использования ядерного оружия. Специалисты Пентагона разработали следующие варианты применения ядерных сил против СССР:
- Нанесение демонстрационного ядерного удара по одному, из изолированных районов на территории СССР с целью демонстрации решимости Соединенных Штатов «урегулировать» кризис вплоть до применения ядерных сил. Опасность этого варианта, по мнению некоторых членов СНБ США, состояла в том, что Советский Союз мог ответить аналогичным ядерным ударом по Соединенным Штатам. В конечном итоге возникала угроза эскалации обмена ядерными ударами с перерастанием в полномасштабную ядерную войну.
- Нанесение внезапного массированного ядерного удара по стратегическим ядерным силам СССР с целью резкого сокращения возможностей ответного ядерного удара по Соединенным Штатам.

 

 

ПРО

Во всем этом очередном ядерном ажиотаже неопровержимым оставался один реальный фактор - неизбежность ответного ядерного удара Советского Союза, что, по оценке Пентагона, могло бы означать беспрецедентную катастрофу для Соединенных Штатов. В итоге еще в начале 60-х годов зародилась идея создания противоракетного «щита» над территорией США.

Таким образом, в июне 1961 года Пентагон вновь, как и в 1948 и 1954 годах, настойчиво рекомендовал американскому правительству полномасштабное внезапное ядерное нападение на Советский Союз.

В октябре 1962 года возник «карибский кризис». И снова Пентагон советует президенту использовать вариант полномасштабного первого ядерного удара по СССР.

Вместе с тем министр обороны Макнамара, оценивая тогда качественное состояние СНС Соединенных Штатов, считал, что, созданные на базе устаревшей технологии, они уже не соответствуют требованиям успешного ведения ядерной войны. Поэтому под его руководством был разработан широкомасштабный план качественного развития стратегических наступательных сил, включающий создание и массовое развертывание МБР «Минитмен», форсированное строительство атомных ракетных подводных лодок, создание кассетных головных частей для МБР и БРПЛ, разработку системы ПРО и противоспутниковых ударных систем, коренную модернизацию всей системы управления и связи, которая бы обеспечила устойчивость управления вооруженными силами как в ядерной, так и в обычной войне. Согласно оценке Макнамары, СНС США должны обладать потенциалом, обеспечивающим в первом ударе уничтожение 25-33 проц. населения и 67 проц. промышленности Советского Союза. Как отмечал сам же министр обороны в памятной записке президенту в 1962 году, предложение командования ВВС по развертыванию свыше 1000 МБР «основывается на стремлении в достижении потенциала первого удара».

Программа создания национальной системы управления, согласно предложениям Макнамары, включала строительство разветвленной сети защищенных пунктов управления для высшего государственного и военного руководства страны, а также воздушных командных пунктов, обеспечивающих управление стратегическими наступательными и в целом вооруженными силами в ядерной войне, создание системы гражданской обороны и реализацию ряда других дорогостоящих мероприятий, связанных с подготовкой страны к ведению ядерной войны.

В середине 60-х годов США развязали агрессию в Юго-Восточной Азии, которая в конечном итоге окончилась для них поражением. Как отмечал в 1966 году начальник управления системного анализа Пентагона А. Энтхофен, «наша стратегия на истощение не сработала... Несмотря на то что мы привлекли массу войск численностью 500 000 человек, совершили 400 000 самолето-вылетов в год, уничтожили в ходе боевых действий 200 000 солдат противника в течение трех лет, потеряли в бою 20 000 своих военнослужащих и т. д., наш контроль за обстановкой в сельских районах и наша оборона населенных пунктов в настоящее время остались в основном на уровне августа предыдущего, 1965 года. Мы зашли в тупик при высоком уровне обязательств. Необходим поиск новой стратегии».

В новой стратегии ведения войны во Вьетнаме Пентагон отрабатывал вариант использования ядерного оружия. В ноябре 1964 года рабочая группа СНБ представила КНШ специальный доклад под названием «Курс действий. Юго-Восточная Азия». На этот доклад КНШ отреагировал следующим образом: «Возможность применения ядерного оружия, безусловно, существует. Если Китай посчитает возможным развязать войну против нас, ему больше, чем кому-либо другому, следует подумать о последствиях применения ядерного оружия...» Спустя восемь лет американский генерал Уэстморленд, выражая сожаление, что ядерные бомбы не были применены в Кхесане, писал: «Если бы руководство Вашингтона проявило твердость и уведомило Ханой, наверняка небольшое количество тактического ядерного оружия заставило бы Ханой что-то ответить на это, подобно тому как две атомные бомбы повлияли на японское руководство в ходе второй мировой войны и как угроза применения атомных бомб вынудила Северную Корею пойти на переговоры во время корейской войны».

 

 

Война США во Вьетнаме явилась сокрушительным политическим, военным и психологическим поражением для Соединенных Штатов. Президент Л. Джонсон 31 марта 1968 года, выступив по телевидению, объявил о прекращении бомбардировок ДРВ и одновременно заявил, что не выставит свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Это было не что иное, как политическая отставка президента по причине провала американской интервенции во Вьетнаме.

Агрессия США в Юго-Восточной Азии не внесла каких-либо тормозящих факторов в утвержденную программу строительства стратегических наступательных сил. Первая американская атомная ракетная подводная лодка «Джордж Вашингтон» вышла на боевое патрулирование в Норвежское море из созданной Соединенными Штатами передовой подвижной базы ПЛАРБ Холи-Лох в Великобритании в октябре 1960 года. К середине 70-х годов в боевом составе САК ВВС США находилось более 1050 МБР «Минитмен» и «Титан-2», 500 стратегических бомбардировщиков В-52 и FB-111.

За период 1958-1967 годов была построена и введена в боевой состав СНС морского базирования 41 ПЛАРБ, оснащенная баллистическими ракетами «Поларис А-1» (пять ПЛАРБ), «Поларис А-2» (13), «Поларис А-3» (23). С 1969 года началось перевооружение 31 ПЛАРБ более совершенными ракетами «Посейдон С-3», оснащенными РГЧ индивидуального наведения и имеющими точность стрельбы (КВО) около 540 м.

В 60-х годах США приступили к реализации планов милитаризации космического пространства. «Мы нуждаемся... в силах, которые могут контролировать каждый слой в космосе», - заявил генерал Еуртис Лэмей, бывший в то время одним из руководителей САК.

В 1963 году министр обороны Макнамара форсировал программу создания противоспутниковой системы АСАТ, которая, по его словам, предназначалась прежде всего для «ослепления системы раннего предупреждения противника, что практически требуется для первого удара». Она была создана в течение шести месяцев на основе зенитной управляемой ракеты «Найк-Зевс». На ракетном полигоне Уайт-Сэндс был осуществлен успешный перехват цели в космосе на высоте свыше 130 км, а при втором испытательном пуске 15 февраля 1963 года - условной цели в космосе на высоте свыше 200 км.

В феврале 1964 года на базе ракеты «Тор» была создана и в мае испытана по , реальной цели в космосе наземная противоспутниковая система, которая перехватила космический объект «Транзит 2А» на высоте 750 км от земной поверхности. После проведения еще двух успешных испытаний США в середине 1964 года в обстановке строгой секретности приняли ее на вооружение и развернули на о. Джонстон (Тихий океан). По оценке Пентагона, она была способна уничтожать до двух советских спутников в сутки, имея две ядерные ракеты «Тор» в готовности к пуску через 24 ч.

17 сентября 1964 года президент Джонсон сделал об этом следующее публичное заявление: «Мы имеем разработанные системы для перехвата и уничтожения спутников на орбитах в космосе вокруг Земли. Я сегодня могу вам сказать, что эти системы развернуты. Они в оперативном плане готовы и находятся в состоянии боеготовности».

Однако в последующем Пентагон вынужден был отказаться от этой противоспутниковой системы по той причине, что. как показали ее испытания, подрыв ядерного боеприпаса в космосе мощностью 1,4 Мт создавал электромагнитный импульс, оказывающий воздействие на ИСЗ и вносящий помехи в системы управления и связи. Произведенный Пентагоном в июле 1962 года такой ядерный взрыв в космосе в районе Гавайских о-вов на высоте около 400 км прервал на 20 мин высокочастотные радиопереговоры между Австралией, Гавайскими о-вами и Сан-Франциско и на 40 мин - между Японией и США. Даже у спутников, находившихся на расстоянии десятков тысяч километров от места ядерного взрыва, отмечались серьезные повреждения электронной аппаратуры.

В сентябре 1970 года обострилась обстановка на Ближнем Востоке. В Средиземном море Пентагон развернул мощную группировку в составе двух авианосных ударных групп. Была приведена в готовность к переброске в этот регион часть американских сухопутных войск, находившихся в Европе, и 82-я воздушно-десантная дивизия, дислоцирующаяся на территории США. Как писал позже президент Р. Никсон, «это напоминало ужасную игру в домино, в конце которой ожидалась ядерная война».

В октябре 1973 года в ходе арабо-израильской войны США вновь прибегли к ядерной угрозе. 25 октября американские ядерные силы были приведены в повышенную боевую готовность. На пресс-конференции в тот же день государственный секретарь Киссинджер, характеризуя размеры ядерного кризиса, заявил: «Мы, то есть каждый из нас, располагаем ядерными арсеналами, которые способны уничтожить человечество». Как отмечали американские историки, «представление было довольно впечатляющим и, несмотря на его влияние на американскую прессу, было предназначено для Советского Союза».

Спустя несколько лет после этого кризиса Никсон признал, что приведение в октябре 1973 года в повышенную готовность стратегических наступательных сил действительно было направлено против СССР и что это было полностью его решение. "Были три других повода (после Вьетнама), - говорил Никсон, - когда я считал возможным применение ядерного оружия".

 

 

В августе 1973 года Пентагон в своем секретном докладе президенту Никсону указывал, что в Советском Союзе проведено первое испытание МБР с РГЧ индивидуального наведения (ровно через четыре года после аналогичного испытания в Соединенных Штатах).

Это событие серьезно встревожило американское военное ведомство и его руководителя Шлесинджера, который на пресс-конференции 10 января 1974 года обрисовал журналистам картину ужасной угрозы, якобы нависшей над американскими ракетами «Минитмен». В связи с этим Шлееннджер утверждал, что Соединенным Штатам необходимо иметь «оружие противодействия», которое позволило бы надежно наносить удары по советским МБР. Следовательно, речь шла о придании американским стратегическим ракетным силам потенциала «выборочного первого ядерного удара», обосновании нового вида войны - так называемой «ограниченной» ядерной. При этом Пентагон, разрабатывая очередную стратегию, учитывал два следующих важнейших фактора: наличие ядерного паритета между США и СССР и американские достижения в области развития ядерной технологии.

В начале 70-х годов Соединенные Штаты приняли новую стратегию «реалистического устрашения». В ее основу были положены три главных принципа: «сила» - превосходство в стратегических наступательных вооружениях, «партнерство» с союзниками при значительном увеличении их военного вклада в наращивании военной мощи Запада, «переговоры» между США и СССР с опорой на силу. В военном плане эта стратегия предполагала создание такого военного потенциала, который обеспечивал бы гарантированное уничтожение противника.

Согласно стратегии «реалистического устрашения» давалась и новая классификация войн в современную эпоху: стратегическая ядерная война, ядерная война на театре войны, обычная война на театре войны и обычная война на ТВД или в его ограниченном районе.

Что касается политики США по ведению ядерной войны, то в меморандуме СНБ-242, подписанном президентом Никсоном в январе 1974 года, подчеркивалась необходимость иметь в составе СНС США специальный резерв, который призван угрожать другим государствам мира в ходе ядерной войны с СССР, а также являться «средством принуждения в период после завершения основного ядерного конфликта». В меморандуме отмечалось, что, если «эскалацию невозможно будет контролировать», Соединенные Штаты должны уничтожить «политические, экономические и военные ресурсы противника, критически важные для его способности возродиться в течение короткого времени в качестве государства, играющего значительную роль».

Пентагон, оценивая боевые возможности своих МБР по поражению шахтных МБР Советского Союза сделал вывод о том, что США не имеют оружия, по-настоящему пригодного для внесения высокоточного упреждающего ядерного удара. В итоге было разработано «теоретическое обоснование» необходимости создания нового поколения стратегических ракет, обладающих высокой точностью поражения сильно защищенных точечных целей, и прежде всего шахтных НУ МБР противника. Практическая реализация этого требования была воплощена в принятых в США программах разработки высокоточных стратегических ракет MX и «Трайдент-2», а также баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» и крылатых ракет наземного базирования, предназначенных для развертывания в Европе.

В итоге в середине 70-х годов в Соединенных Штатах начался очередной виток качественного развития стратегических наступательных вооружений с целью достижения неоспоримого превосходства и создания средств эффективного первого ядерного удара на базе передовой технологии.

Генерал-лейтенант И. Перов

В январе 1977 года к власти в Соединенных Штатах пришла администрация Картера. В течение последующих трех лет президентом было издано пять специальных директив, касающихся подготовки США к ведению ядерной войны.

В директиве № 18 излагались требования к Пентагону по совершенствованию плана ведения ядерной войны для придания ему большей гибкости и многовариантности с учетом происходящей и планируемой модернизации американских стратегических наступательных вооружений.

Директива № 53 предусматривала дальнейшее совершенствование систем управления и связи вооруженных сил, и прежде всего стратегических, в целях обеспечения устойчивого управления ими при ведении длительной ядерной войны.

В директивах № 57 и № 58 уточнялся порядок преемственности президентской власти в условиях чрезвычайной обстановки и в ходе ведения ядерной войны, чтобы обеспечить «непрерывность деятельности правительства Соединенных Штатов». Кроме того, предписывалось дальнейшее совершенствование и строительство новых противоатомных центров для размещения членов американского правительства и государственных ведомств.

В директиве № 59 излагались требования к новой концепции «активного противодействия», касающиеся принципов использования стратегических наступательных сил США в интересах обеспечения эффективного ядерного устрашения. Как заявил министр обороны Г. Браун, Соединенные Штаты, обладая способностью в полном объеме уничтожить объекты на территории Советского Союза, должны в соответствии с требованиями президента детализировать план ведения ядерной войны и иметь возможность многовариантного применения стратегических наступательных сил. То есть речь шла о способности нанесения не только массированного ядерного удара, но также ограниченных и выборочных (однако при этом должна сохраняться возможность для «гарантированного уничтожения» противника).

 

 

На основании президентской директивы № 59 Пентагон разработал новый план (CH0II-5D). В перечне стратегических целей числилось уже до 40 тыс. потенциальных объектов ядерного удара на территории иностранных государств, в том числе: советские города с населением 250 тыс. человек и более; свыше 3500 военных объектов, включая около 1400 шахтных пусковых установок стратегических ракет и 300 пунктов управления их пуском; 500 аэродромов; 1200 позиций ЗРК в системе ПВО Советского Союза; штабы и командные пункты советских военно-морских флотов; около 200 штабов и КП объединений и соединений сухопутных войск; свыше .300 промышленных объектов и другие цели. Всего на территории Советского Союза значилось не менее 4. тыс. объектов для ядерного поражения, в том числе около 2 тыс. были определены как объекты первоочередного удара.

Многочисленные объекты ядерного поражения американскими стратегическими наступательными силами были сведены в четыре основные группы: ядерные силы, силы общего назначения, командные пункты политического и военного руководства, экономические и промышленные объекты.

В каждой из указанных групп детализировались конкретные объекты ядерного поражения, в том числе:
- ядерные силы (шахтные пусковые установки МБР и БР промежуточной дальности, пункты управления их пуском, базы ПЛАРБ, аэродромы базирования самолетов - носителей ядерного оружия, склады ядерного оружия);
- силы общего назначения (гарнизоны, аэродромы и базы сухопутных войск, ВВС и ВМФ, склады боеприпасов и материально-технического обеспечения, командные пункты и другие объекты);
- командные пункты высшего политического и военного руководства страны;
- экономические объекты, линии коммуникаций (предприятия военной промышленности, тяжелого машиностроения, нефтеперерабатывающей промышленности, электростанции, узлы железнодорожных, водных и шоссейных коммуникаций и т. д.).

В плане СИОП-5D значились четыре главных варианта ядерных ударов США: массированный (по всему комплексу основных политических, военных и экономических объектов), выборочные, ограниченные и региональные. Они были спланированы в форме упреждающих и ответно-встречных.

Кроме объектов на территории Советского Союза, как и в прежних ядерных планах США, числились объекты других государств - участников Варшавского Договора, а также Китая, Кубы, Вьетнама и других стран.

«Устрашение, - заявил министр обороны США Д. Рамсфельд, выступая в конгрессе в январе 1977 года, - должно быть всесторонним и надежным... Соединенные Штаты в настоящее время увеличивают ядерные возможности в таких масштабах, которые выходят далеко за пределы всего, что требуется по теории минимального или ограниченного устрашения».

С середины 70-х годов США приступили к созданию высокоточных ядерных крылатых ракет большой дальности наземного, воздушного и морского базирования.

 

 

По определению американского адмирала Стивена Хостеттлера, КР морского базирования «Томагавк» являются для Советского Союза новым «уровнем» угрозы, так как они могут быть легко развернуты в любой точке морских акваторий и способны нанести удар по нему с разных направлений. Это оружие может применяться на любой ступени эскалации войны. Как отмечали американские специалисты, крылатые ракеты - это «недостающее звено», соединяющее ограниченную войну с применением обычных вооружений и ядерную войну. Несмотря на то что крылатые ракеты не являются оружием первого удара в силу малой скорости полета, это именно то оружие, которое будет использоваться в первую очередь. Преимуществами КР считаются следующие:
- относительно невысокая стоимость (поэтому их можно иметь в достаточном количестве);
- большая дальность действия и высокая неуязвимость при полете на малых высотах (30-300 м);
- универсальность (в ядерном и о'бычном снаряжении), малые габариты, транспортабельность и достаточная прочность в конструктивном отношении, что позволяет размещать их на атомных подводных лодках, надводных кораблях и самолетах;
- высокая точность.

 

 

 

Именно эти характеристики крылатых ракет и делают их одними из самых опасных современных вооружений, поскольку, по определению начальника управления ВМС США, занимающегося планированием стратегических операций на театре войны, они в значительной степени повышают варианты выбора уровня эскалации без применения главных стратегических систем.

КР «Томагавк» в ядерном снаряжении имеет мощность ядерного заряда 200 кт (в 16 раз больше атомной бомбы, примененной американцами в годы второй мировой войны по японским городам Хиросима и Нагасаки). Ее трудно обнаружить радиолокационными станциями. Длина КР немногим более б м, а вес около 1360 кг. В обычном снаряжении эта ракета предназначается для нанесения ударов по надводным кораблям на дальностях до 550 км от места пуска и по береговым объектам - до 1500 км.

В соответствии с планами американского военно-политического руководства, к середине 90-х годов в боевом составе ВМС намечается иметь до 200 атомных подводных лодок и надводных кораблей - носителей крылатых ракет. Для их оснащения запланировано производство 4 тыс. КР, в том числе около 800 в ядерном снаряжении.

По оценке Пентагона, группа из четырех-шести кораблей - носителей таких ракет по своим боевым возможностям может быть сравнима с авианосной ударной группой ВМС США.

В ходе модернизации и качественного усиления стратегических наступательных сил США предусматривались развертывание МБР «Минитмен-3» с многозарядной ядерной боеголовкой высокой точности, финансирование разработки новых МБР MX и «Миджитмен», баллистических ракет для ПЛАРБ «Трайдент-1» и «Трайдент-2», стратегических бомбардировщиков В-1 и В-2, создание высокоточных ядерных крылатых ракет большой дальности для стратегической авиации, разработка других перспективных программ.

Серьезное внимание, как и прежде, уделялось отработке вопросов обеспечения непрерывности в преемственности президентской власти в ходе ведения ядерной войны.

Как известно, по закону США от 1947 года в этом вопросе установлен вполне конкретный и четко определенный порядок. В случае гибели президента или его недееспособности в полном объеме исполнять функции главы правительства и верховного главнокомандующего вооруженными силами страны преемниками являются (в порядке очередности): вице-президент, спикер палаты представителей, временный председатель сената, государственный секретарь, министр финансов, министр обороны, министр юстиции, министр внутренних дел, министр сельского хозяйства, министр торговли, министр труда, министр здравоохранения и социальных служб, министр жилищного строительства и городского развития, министр транспорта, министр энергетики, министр образования.

Кроме того, для обеспечения преемственности президентской власти в условиях внезапно возникшей ядерной войны и для предоставления права отдачи приказа на применение стратегических наступательных сил каждый новый президент США издает специальную директиву по данному вопросу. Так, в период президентства Р. Рейгана такая преемственность была определена в следующем порядке: вице-президент, министр обороны, первый заместитель министра обороны, председатель КНШ.

 

 

Практически каждый вновь вступающий в должность президент США начинает свою деятельность с изучения прежде всего своих прав и обязанностей как верховного главнокомандующего по вопросам использования стратегических наступательных сил. Периодически эти функции отрабатываются на специальных тренировках, проводимых КНШ, и крупных стратегических учениях. Наиболее характерным в этом плане было,учение под названием «Айви лиг» (март 1982 года), за ходом которого наблюдал президент Рейган. На нем отрабатывался весь комплекс преемственности президентской власти в связи с «гибелью» президента и действия его преемника с воздушного командного пункта КНШ по управлению страной и вооруженными силами в ходе ведения ядерной войны.

Для своевременной эвакуации президента из Белого дома в условиях внезапной ядерной угрозы разработана специальная система его перемещения на ВКП или защищенные командные пункты КНШ. Для этого в 7-10 мин полета от Белого дома в постоянной готовности к вылету содержатся специальные вертолеты.

После вступления Картера в должность президента его помощник по вопросам национальной безопасности 3. Бжезинский решил проверить реальное состояние и готовность этих вертолетов к немедленной эвакуации президента. Он отдал распоряжение на срочное прибытие одного из них на площадку Белого дома, на что потребовалось в 2,5 раза больше времени, чем это определено нормативами. Более того, охрана Белого дома приняла приближавшийся вертолет за потенциально опасный и изготовилась к открытию по нему огня из автоматического оружия. По оценке Бжезинского, такой длительный период готовности президентских вертолетов к решению возложенных на них задач в случае реальной ситуации не исключает «обезглавливания» политического руководства страны.

В начале 80-х годов к власти в США пришла администрация Р. Рейгана, которая в своем внешнеполитическом курсе и военном строительстве главную ставку сделала на силу, и прежде всего ядерную. Тогдашний министр обороны К. Уайнбергер официально заявил, что основу военной доктрины Соединенных Штатов на 80-е годы будет составлять стратегия «прямого противоборства» в отношениях между США и Советским Союзом. Ее целью провозглашалось достижение «полного и неоспоримого военного превосходства США», «восстановление лидирующей роли Америки в мире», «активное противодействие Советскому Союзу во всех регионах». Для сохранения стабильного и безопасного мира, по мнению руководства Пентагона, крайне необходим мощный военный потенциал Соединенных Штатов При этом подчеркивалось, что только в этом случае дипломатия может быть эффективной.

Неоглобалистские устремления американских правящих кругов с опорой на силу стали определяющими. Стратегия США, как заявил министр обороны Ф. Карлуччи предусматривает применять силу гибко и в достаточном количестве с тем, чтобы ни один район «жизненно важных интересов» не был потерян из-за недостаточных усилий. «Мы должны и мы делаем это», - подчеркнул он.

Главными направлениями военной стратегии США. провозглашенными администрацией Рейгана, стали: ядерное устрашение; исследования в рамках программы СОИ; укрепление сил, развернутых на передовых рубежах; наличие мощного стратегического резерва; повышение мобильности войск (сил); неограниченное использование морских акваторий, воздушного и космического пространства; эффективное управление своевременная точная разведка противника.

При этом указывалось, что как в настоящее время, так и на длительную перспективу модернизация всех компонентов американской стратегической ядерной триады включая системы предупреждения, связи и разведки, является главным фактором нейтрализации «негативных тенденций» в соотношении ядерных сил США и Советского Союза.

По определению Рейгана, возможность применения Соединенными Штатами ядерного оружия должна оставаться важным элементом в американской военной стратегии. Ядерные силы, по его мнению, никогда не следует рассматривать просто как более выгодную альтернативу обычным вооруженным силам. Вооруженные силы должны быть способны в случае необходимости наращивать масштабы и интенсивность военных действий, чтобы завершить конфликт на условиях, благоприятных для США о их союзников.

 

 

Оценивая американскую политику ядерного устрашения, президент подчеркивал, что «крайне важно, чтобы эффективность наших стратегических сил и наша решимость в их использовании, если в этом возникнет необходимость, никогда не вызывала сомнений». Развивая эту мысль, верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе заявил, что «мы должны сохранить за собой возможность применения первыми ядерного оружия. Это важный фактор в нашем устрашении, из которого складывается сдерживание сегодня».

Конкретное воплощение военно-политические установки администрации Рейгана нашли в директиве Пентагона по вопросам обороты на 1984-1989 годы. В ней, в частности, отмечается, что для достижения военного превосходства над СССР Соединенные Штаты должны незамедлительно приступить к «восстановлению» военной мощи, которая была утрачена в ходе правления администрации Картера. С этой целью полностью удовлетворялись запрашиваемые Пентагоном средства, и в первую очередь на наращивание стратегической ядерной мощи, возобновилась отмененная Картером программа строительства нового стратегического бомбардировщика В-1, более форсированными темпами разрабатывались МБР MX и «Миджитмен», строились атомные ракетные подводные лодки типа «Огайо» и новые для них БРПЛ «Трайдент-2».

Как подчеркивали пентагоновские стратеги, одна ПЛАРБ типа «Огайо», вооруженная 24 ракетами «Трайдент-2» (каждая с 14 ядерными боеголовками индивидуального наведения), способна в одном пуске поднять 336 ядерных боеприпасов и нанести высокоточные ядерные удары по объектам противника, расположенным на удалении свыше 8 тыс. км от места пуска.

За восьмилетний период нахождения у власти администрации Рейгана существенно возросли возможности стратегических наступательных сил США. Большинство стратегических бомбардировщиков В-52 были переоборудованы под носители высокоточных крылатых ракет большой дальности. На вооружение САК ВВС США поступило около 100 стратегических бомбардировщиков В-1В. Началось развертывание новых МБР MX. Осуществлялся ввод в боевой состав стратегических ракетно-ядерных сил морского базирования ПЛАРБ типа «Огайо» с БРПЛ «Трайдент-1». Форсированными темпами создавались новая МБР «Миджитмен», стратегический бомбардировщик В-2 с использованием технологии «стелт», новая ядерная крылатая ракета с дальностью полета до 4400 км для стратегических бомбардировщиков. Зеленую улицу в плане финансирования получила программа СОИ по разработке системы противоракетной обороны с элементами космического базирования.

В целом администрация Рейгана ускорила темпы военного строительства, предусмотрев военный бюджет в размере 1,6 трлн. долларов на пятилетний период. Эти средства планировалось израсходовать на разработку и развертывание современных видов оружия, которые были запланированы высшим военным руководством страны, а также на производство 17 тыс. дополнительных ядерных боеприпасов. Как отмечает иностранная пресса, если до прихода к власти президента Рейгана в США ежедневно изготовлялось три ядерных боеприпаса, то после - от пяти до десяти единиц.

Согласно заявлению Рейгана, сделанному в 1987 году, даже если Соединенным Штатам и удастся достичь соглашений с Советским Союзом, к которым они стремятся, США будут и впредь нуждаться в модернизированных, высокоэффективных и неуязвимых ядерных силах для обеспечения устрашения.

Наряду со способностью уничтожить в полном объеме цели на территории Советского Союза, подчеркнул министр обороны К. Уайнбергер, Соединенные Штаты располагают вариантами нанесения более ограниченных выборочных ударов, в результате которых планируется ликвидировать систему государственного и военного управления, ядерные и обычные вооруженные силы, а также экономическую базу, необходимую для продолжения войны. Наши планы, сказал он, должны предусматривать ряд вариантов действий - от применения небольшого количества стратегических или оперативно-тактических ядерных боеприпасов по отдельным объектам до применения значительной части наших ядерных сил по широкому кругу целей, используя весь арсенал возможных сценариев ядерной войны.

Что касается американских ядерных средств в Европе, то, по мнению Пентагона, они дополняют стратегические наступательные силы США и предназначены исключительно для ведения так называемой «ограниченной» ядерной войны на театре. Общее количество ядерных боеприпасов, имеющихся в наличии для применения в Европе, подчеркивают руководители Пентагона, очень велико, и их использование планируется по трем следующим основным вариантам:
- ограниченное - для избирательного уничтожения определенного количества стационарных военных и промышленных объектов стран - участниц Варшавского Договора с целью демонстрации решимости;
- региональное - для поражения, например, первого эшелона войск противника;
- в масштабе театра войны, в том числе по вторым эшелонам и резервам.

«Откровенно говоря, - признавал бывший министр обороны Рамсфелд, - Соединенные Штаты создали прецедент развертывания ядерных сил на театре войны. Послевоенное американское руководство, несомненно, неправильно оценило масштабы ядерной монополии США и сроки, которые потребуются Советскому Союзу на создание собственных ядерных сил на театре войны... Были переоценены масштабы опасности со стороны советских обычных сил, ориентированных на Европу».

 

 

В 1989 году в Белый дом пришла администрация Буша. Выступая в марте на конференции американских ветеранов войны, новый президент заявил, что «секрет успехов Соединенных Штатов может быть определен единственным словом - сила». По его мнению, США и их союзники обязаны понять, что даже с учетом военных сокращений, предложенных Советским Союзом, он по-прежнему остается наиболее грозной военной силой, противостоящей свободному миру.

Инициатива государств - участников Варшавского Договора о начале переговоров с НАТО по сокращению тактического ядерного оружия в Европе встречает сильное противодействие со стороны консервативных кругов США. Министр обороны Р. Чейни, в частности, заявил: «Мы не должны попасть в эту опасную ловушку... Я не вижу в будущем обстоятельств, при которых мы сможем вывести из Европы все ядерное оружие. Подобный шаг подорвет основы сдерживания, нанеся удар по нашей стратегии «гибкого реагирования»... Ядерная модернизация необходима... Исходя из этого, администрация Буша твердо привержена модернизации тактического ядерного оружия в Европе... Если европейские союзники по НАТО примут решение об организации переговоров с СССР по вопросу сокращения оперативно-тактических ракет, администрация США в знак протеста рассмотрит возможность вывода американских войск с Европейского континента».

В дальнейшем администрация Буша, по сообщениям иностранной прессы, намерена реализовать перспективные направления качественного развития стратегических вооружений. Так, министр обороны Р. Чейни объявил, что принято решение о развертывании МБР MX на железнодорожных платформах и финансировании крупномасштабных разработок по созданию мобильных МБР «Миджитмен». По его словам, президент глубоко уверен в том, что США следует продолжать идти вперед в области СОИ, на которую уже израсходовано около 16 млрд. долларов.

 

 

В целом, подводя итоги обзору о ставке Пентагона на достижение победы в ядерной войне, уместно привести высказывание известного американского публициста Джека Андерсона. Изучив ряд ставших известными ему документов, он отмечает, что, несмотря на многократные опровержения, делавшиеся в течение ряда лет, имеются секретные данные, которые свидетельствуют о планах американских военных нанести первыми удар по Советскому Союзу. В связи с этим следует напомнить пентагоновским стратегам и поддерживающим их силам слова президента США Д. Эйзенхауэра: «Люди так страстно стремятся к миру, что однажды политическим деятелям лучше уступить дорогу и предоставить им эту возможность

Такие возможности сегодня имеются. Они основываются на конструктивном, проникнутом ответственностью за судьбы мира подходе СССР к решению актуальных проблем современности. Политика Советского Союза способствует развитию политического диалога, углублению процесса переговоров по проблемам ядерного оружия и обычных вооружений, поиску политических путей к прекращению региональных конфликтов.

 

 

Ядерная бомбардировка

 

 

Ниже можно наглядно изучить зависимость зоны поражения от мощности ядерного устройства. Для примера можно взять любой город мира, в том числе и тот в котором живёте вы сами...

 

 

НАЖМИ ЧТОБЫ ВЫБРАТЬ ГОРОД
НАЖМИ ЧТОБЫ ВЫБРАТЬ ГОРОД

Список городов и стратегических целей подлежащих превентивному удару...

 

Части ПВО - уничтожение крылатыми ракетами

  • Санкт-Петербург
  • Москва
  • Петрозаводск(Респ Карелия)
  • Шлисельбург(Ленингр обл)
  • Котлас(Арханг обл)
  • Рыбинск (Ярославская обл)
  • Сафоново(Смоленская обл)
  • Брянск
  • Тула
  • Калуга
  • Самара
  • Ульяновск
  • Рязань
  • Владимир
  • Подольск(Моск обл)
  • Ярославль
  • Воронеж
  • Казань
  • Серпухов(Моск обл)
  • Ростов
  • Волгоград
  • Каменск-Шахтинский (Ростовск обл)
  • Сарапул (Удмуртская респ)
  • Соликамск (Пермская обл)
  • Нижний Новгород
  • Пермь
  • Уфа
  • Екатеринбург
  • Стерлитамак(Башкортостан)
  • Ижевск (Удмуртская респ)
  • Кыштым (Челябинская обл)
  • Челябинск
  • Тюмень
  • Курган
  • Верхняя Сальда(Свердловская обл)
  • Омск
  • Кемерово
  • Барнаул
  • Бийск (Алтайский край)

Части СЯНВ РФ — уничтожение МБР «Трайдент»

  • Санкт Петербург
  • Москва
  • Дубна (Моск обл)
  • Калининград (Моск обл)
  • Ковров (Владимир обл)
  • Киров
  • Воткинск(Удмуртская респ)
  • Саратов
  • Самара
  • Златоуст
  • Екатеринбург
  • Оренбург
  • Омск
  • Красноярск

Телекомуникационные центры и ретрансляторы уничтожение крылатыми ракетами

  • Гусь-Хрустальный (ком.центр космич)
  • Хабаровский (ком.центр космич)
  • Ретрансляторные станции
  • Зарайск
  • Владимир
  • Улан-Уде
  • Сыктывкар
  • Сургут
  • Сковородино
  • Салехард
  • С.Петербург
  • Петушки 1−2
  • Петропавлоск-Камчатский
  • Новосибирск
  • Николаевск на Амуре
  • Наука
  • Москва1−2−3
  • Находка
  • Магадан
  • Краснокаменск
  • Хабаровск
  • Кемерово
  • Иркутск
  • Дубинка
  • Дубна 1−2−3−4
  • Архангельск

Центры изготовления ЯО  — уничтожение МБР «Трайдент» — мощность

  • Ангарск — 100 килотон
  • Северск −500 килотон
  • Заречный −100 килотон
  • Снежинск −400 килотон
  • Озерск −400 килотон
  • Новоуральск −300 килотон
  • Зеленогорск −100 килотон
  • Железногорск-200 килотон
  • Трехгорный-200 килотон
  • Лесной −400 килотон
  • Саров-200 килотон

Уничтожение Хранилища Росрезерва и ЯО — уничтожение МБР «Трайдент»

  • Головчино (Белгород. об)
  • Ржанница (Брянская об)
  • южнее ж\д станции Залари место Занина (Иркутская обл)
  • Карабаш (Челябинская обл)
  • Хабаровск
  • Железногорск-Додоново — (Красноярский кр)
  • южнее Комсомольска-на-Амуре ж\д станция Болонь
  • Можайск (Московская обл)
  • Оленегорск (Мурманская обл)
  • Нижний Тагил -Лесной (Нижняя тура — Свердловская область)
  • Нижний Тагил-Нижняя Тура -юговосточнне -
  • Саратов -Энгельс (Саратовская обл)
  • Свердловск
  • Борисовглебск — (Воронежская об)
  • Трехгорный -Юг Юрюзань -Челябинская об
  • Чебсара -Вологодская обл
  • Себеж -Булыжино-Псковская об

Уничтожение Аэродромов и Стратегической Авиации уничтожение МБР «Трайдент»-крылатые ракеты

 

в первую очередь

  • Анадырь -Угольные копи\Ленинка\Угольный Аэродром
  • Энгельс
  • Казанский Авиационный завод
  • Куйбышевский Авиационный завод
  • Раменское-Жуковский
  • Рязань-Дягилево
  • Тикси
  • Украинка
  • Воркута

вторая очередь

  • Артем\Владивосток\Кневичи -Межд Аэропорт
  • Бада
  • Балтийск
  • Белая
  • Боргов
  • Борзая
  • Черняковск
  • Чита
  • Чита\Кадала
  • Чкаловск\Проверен\Калининград-Межд Аэропорт
  • Домна
  • Галенки
  • Горелово
  • Иркутск\Устинов-Межд Аэропорт
  • Каменка
  • Хабаровский-Межд Аэропорт
  • Кипелово
  • Клин
  • Комсомольск Южный
  • Корсаков
  • Краскино
  • Кубинка\Тучково
  • Лахта\Холм
  • Североморск 3
  • Мариновка
  • Морозовск
  • Моздок
  • Николаевка
  • Нивенское
  • Оленья\Оленегорс
  • Остров\Гороховка
  • Петропавловск-Камчатский\Велизово-Межд Аэропорт
  • Романовка
  • Североморск 1\Североморск
  • Шаталово\Починок
  • Чайковка\Городище
  • Советская гавань
  • Улан-Уде
  • Унасши
  • Верино\Переяславка
  • Воронеж
  • Воздвиженка\Уссурийск
  • Возжаевка
  • Ейск
  • Завитинск

Базы флотов

Тихоокеанский — уничтожение МБР «Трайдент» 

 

первая очередь

  • Рыбачий

вторая очередь

  • Павловское
  • Абрек
  • Заветы Ильича
  • Советская гавань
  • Чажма
  • Ольга

третья очередь

  • Большой камень
  • Корсаков
  • Владивосток

Северный


первая очередь

  • Бухта Нерпичья
  • Бухта Ягельная

вторая очередь

  • Мурманск
  • Сафоново
  • Североморск
  • Окольная
  • Полярная
  • Оленья
  • все базы вокруг Мурманска в 13−25 км
  • Большая и Малая лопатки
  • Печенга
  • Северодвинск
  • Беломорск

Базы SS-24 — уничтожение МБР «Трайдент»

  • Кострома
  • Бершет
  • Красноярск

Ракетные Базы — уничтожение МБР «Трайдент»

  • Выползово
  • Тейково
  • Йокшар-Ола
  • Апалаевск
  • Юрья
  • Нижний Тагил
  • Иркутск
  • Канск
  • Барнаул
  • Бершет
  • Новосибирск
  • Дровяная
  • Алейск
  • Домбаровский
  • Карталы
  • Козельск
  • Татищево
  • Учхур
  • Ясная
  • Свободный
Жми!Петербург
Refo.ru - русские сайты
PageRank индикатор
Тиц
Пенобетонные блоки от производителя

Touches.ru