Глобус - 1

 

9 сентября 1971 года жители некоторых деревень Ивановской области неожиданно почувствовали, как земля уходит из-под их ног. Задребезжали стекла в домах, замычали коровы в хлеву. Однако, толком испугаться никто и не успел. Колебания почвы продолжались всего несколько секунд и закончились также неожиданно, как и начались.

Через несколько дней, из слухов, которые передавались из уст в уста, старожилы узнали причину возникновения этого необычного «природного явления”. Поговаривали, что где-то под Кинешмой военные взорвали какую-то «страшную” бомбу. И, якобы, что-то у них не получилось, коль скоро район взрыва оцепили солдаты и входить туда не разрешалось никому. Оцепление вскоре было снято, но запрет на посещение ягодных мест сохранялся еще долго. Что на самом деле случилось в тот сентябрьский день, местные жители, а вместе с ними и остальное население России, узнали через 20 лет, когда был снят гриф секретности с многих событий советской эпохи.

 

 

Как это часто бывает, тогдашние сообщения «сарафанного радио” во многом соответствовали действительности. Оказалось, что в тот день в 4 километрах от деревни Галкино Кинешемского района (Ильинская сельская администрация) Ивановской области на левом берегу реки Шача был произведен подземный взрыв ядерного устройства мощностью 2,3 килотонны. Это был один из серии «мирных” ядерных взрывов, осуществленных в промышленных целях. Эксперимент проводился по заказу Министерства геологии СССР и носил кодовое наименование «Глобус-1”. Глубина скважины ГБ-1, в которую был заложен ядерный заряд, составляла 610 метров. Целью взрыва было глубинное сейсмозондирование по профилю Воркута-Кинешма.

Сам эксперимент прошел «без сучка и задоринки”: заряд сдетонировал в положенное ему время, оборудование, размещенное и в непосредственной близости от точки испытаний, и удаленное на тысячи километров, исправно регистрировало колебания земной коры. На основе этих данных планировалось выявить запасы нефти в северных районах европейской части страны. Забегая немного вперед, скажу, что решить поставленную задачу удалось — новые нефтяные месторождения были обнаружены в Вологодской и Костромской областях.

В общем, все шло нормально, пока на 18-й минуте после взрыва в одном метре к северо-западу от зарядной скважины не возник газо-водяной фонтан с выносом радиоактивных песка и воды. Выброс продолжался почти 20 дней. Впоследствии выяснили, что причиной аварии явилось некачественное цементирование затрубного пространства зарядной скважины.

 

 

Еще хорошо, что в результате аварии в атмосферу выходили только инертные радиоактивные газы, имеющие небольшой период полураспада. А за счет разбавления в атмосфере происходило быстрое снижение радиоактивности в приземном слое воздуха. Поэтому уже через несколько часов после взрыва на расстоянии 2 километров от эпицентра мощность дозы не превышала естественный радиационный фон. Загрязнение воды в реке Шача выше допустимых нормативов наблюдалось на расстоянии всего нескольких десятков метров. Да и то только в первые дни после аварии.

 

Сухие цифры документов говорят, что на третьи сутки максимальное значение мощности дозы составило 50 миллирентген в час, а на 22 день — 1 миллирентген в час. Через 8 месяцев после взрыва мощность дозы на объекте не превышала 150 микрорентген в час на устье скважины, а за ее пределами — 50 микрорентген в час, при естественном радиационном фоне 5-15 микрорентген в час.

 

Как было написано в отчете о проведении эксперимента, «благодаря слаженной работе службы радиационной безопасности никто из населения и участников взрыва не пострадал”. В общем-то, это действительно так. Не пострадал никто. Но только в тот злополучный день. Об отдаленных и косвенных последствиях медики от атомной отрасли почему-то не любят говорить.

 

А они – последствия – похоже, все-таки были. «После этого «Глобуса” телята с двумя головами родились, — вспоминала фельдшер из деревни Ильинское Надежда Сурикова. – Дети недоношенные стали рождаться. Выкидыши теперь обычное дело, а когда я начинала работать – все бабы нормально полный срок выхаживали”. Это свидетельство опубликовала в 2002 году издание «Газета”.

 

Надежда Петровна уверена, что двое местных детей умерли именно от лучевой болезни. Подростки побывали на месте взрыва через два месяца, а зимой оба захворали – мучались головными болями. Отвезли их в Иваново, там поставили диагноз – менингит. Вскоре ребят не стало. Деревенские в менингит не верят.

 

По версии местных властей, подростки сами виноваты в своей смерти. Несмотря на запрет, они пробрались в закрытую зону и сдвинули бетонные плиты, которыми была закрыта шахта. Хотя, трудно представить, как они могли справиться с многотонными блоками. Разве что готовились с годами превратиться в «Илью Муромца” и «Алешу Поповича”.

 

Кроме того, в расположенных рядом с местом взрыва населенных пунктах резко возросло число смертей от рака. Причем, не только в 1970-х годах. По данным главного врача областного онкодиспансера Эммы Рябовой, по числу раковых заболеваний Ивановская область по-прежнему держит первое место по России.

 

Неблагоприятная экологическая ситуация в районе взрыва сохраняется до сих пор. В чем-то она даже усугубилась с годами. По данным завотделом радиационной безопасности Ивановской областной СЭС Ольги Драчевой, в 1997 году в некоторых точках площадки зафиксировано гамма-излучение мощностью 1,5 тысячи микрорентген в час, в 1999-м – 3,5 тысячи, а в 2000-м – уже 8 тысяч! «Сейчас мощность излучения упала и составляет порядка 3 тысяч микрорентген, – говорит Ольга Алексеевна. – Но все свидетельствует о том, что изотопы продолжают выходить на поверхность”. Обычно это происходит во время паводков – талые воды вымывают зараженный грунт и разносят его по округе.

 

 

«Гиблое место» близ деревни Галкино никогда не оставалось без внимания властей. Еще в 1976 году для изучения причин аварии и последствий воздействия взрыва на недра в зону взрыва были пробурены две скважины. До бурения на территории объекта были вырыты три траншеи. В процессе бурения скважин и их исследований буровая жидкость и откачиваемая вода, содержащие радиоактивность (цезий-137 и стронций-90), собирались в этих траншеях. По завершении исследований траншеи и вся загрязненная территория были засыпаны чистым грунтом. Загрязненность атмосферы на буровой площадке осталась на уровне фоновых значений.

 

И в последующие годы специалисты изучали район взрыва «Глобус-1”. В 1990-х годах эти экспедиции стали ежегодными. По данным на начало XXI века, ситуация в районе взрыва была следующей. Радиоактивный грунт находится на глубине от 10 сантиметров до полутора метров, а в местах засыпанных грунтом траншей — до 2,5 метров. На территории объекта мощность дозы гамма-излучения на высоте 1 метра от поверхности колеблются от 8 до 380 микрорентген в час. Наибольшие показания наблюдаются на ограниченных участках и обусловлены вскрытием для контроля траншеи.

 

 

В 2002 году ситуацией в Кинешемском районе озаботилась администрация области. Состоялся ряд совещаний, на которых было принято решение о консервации места взрыва. Запланировано спрямление русла реки Шача, насыпка чистого грунта на месте взрыва, укладка новых железобетонных плит, на которые, в свою очередь, еще раз должны насыпать грунт.

 

Работы на объекте «Глобус-1” были включены в Программу «Радиационная безопасность России» и начались в 2003 году. Завершены ли они или еще продолжаются, никто определенно сказать не может.

 

Как никто не может сказать ничего определенного и о ярко-желтых автоцистернах со значками, извещающими о радиоактивной угрозе, которые все летние месяцы 2005 года ездили в сторону объекта. Об этом сообщила газета «Иваново-Вознесенск”. Машины имели номера Тверской, Мурманской и Воронежской областей, где, как известно, находятся атомные электростанции. Журналисты допускают возможность того, что в Ивановскую область свозили какие-то опасные отходы с АЭС. Власти области это категорически отрицают. Однако, выяснить, что за груз возили автоцистерны не удалось ни в одном из «заинтересованных” ведомств.