Рифт - 3.

 

Событие, вошедшее в историю нашей страны под звучным именем «Рифт-3», случилось 31 июля 1982 года. Всего в нескольких километрах от поселка Борохал в Осинском районе Усть-Ордынского округа ( Иркутская область, 160 км севернее Иркутска ) на глубине более 700 метров был произведен подрыв ядерного устройства мощностью 8.5 килотонн. Несколько месяцев перед этим по дороге вдоль Борохала днем и ночью сновала военная техника, перевозились какие-то зачехленные грузы. Местные грибники и ягодники то и дело натыкались в лесу на изгороди из колючей проволоки, а те, кто пас вблизи военного городка скот, вынуждены были даже получать специальные пропуска. Все это время военные бурили в 7 км от деревни скважину глубиной 860 метров.

 

 

30 июля всех жителей Борохала предупредили, чтобы с утра они вышли из домов и собрались на открытой местности, подальше от строений и электрических проводов. Сказали, что в геологоразведочных целях будет произведен взрыв. Правда, не уточнили, что взрыв этот будет ядерный. 

 

 

Ядерные взрывные устройства, разработанные для проведения мирных подземных взрывов.

 

Официально взрыв был произведен в народнохозяйственных целях, для глубокого сейсмозондирования территории СССР и поиска крупных месторождений полезных ископаемых. Когда все население Борохала собралось на волейбольной площадке в центре деревни, недалеко в горах что-то оглушительно грохнуло. Земля закачалась, вода в Обусе мгновенно вспенилась, а сейсмостанция в далеком Иркутске (160 км от Борохала) бесстрастно зафиксировала землетрясение в 3 балла.

 

 

Вернувшись, многие борохальцы обнаружили, что в их домах треснули печи. Впрочем, все расходы на ремонт пострадавшего имущества им быстро и без лишних проволочек компенсировали. А чуть позже жители деревни заметили, что лес в районе взрыва высох и пожелтел…

 

 


Не всё пошло гладко при том испытании, радиоактивного выброса во время взрыва не было, но он сопровождался истечением на земную поверхность радиоактивных инертных газов. О том, что в ходе испытаний были проблемы говорит факт резкого скочка онкологических заболеваний среди местных жителей. Как это всегда бывает - особенно пострадали дети. При сплошном обследовании детей в п. Борохал (0–16 лет) выявлены следующие патологии: высокая распространенность болезней полости рта, тканевых новообразований, врожденных аномалий. В структуре врожденных аномалий преобладают пороки костно-мышечной системы (дисплазии тазобедренного сустава, воронкообразная и килевидная деформация грудной клетки), глаз (анофтальм).

 

 


 

 Так же установлено, что жители населенных пунктов, оказавшихся в зоне влияния объекта «Рифт-3», получили после проведения подземного ядерного испытания дозы облучения более 5 сЗв, а в ближайших к объекту «Рифт-3» поселках — более 25 сЗв. Спустя 15 лет в срезах годовых колец деревьев в районе взрыва был обнаружен даже уран-235, что свидетельствовало о присутствии в радиоактивном выбросе непрореагировавшей части ядерного заряда. 

 

 

Исследование нескольких родников, расположенных вблизи «Рифта-3», показало содержание в воде стронция-90. Этот элемент в природе не встречается и представляет собой не что иное, как компонент ядерной реакции. Таким образом, само его наличие (пусть даже в минимальных количествах) говорит только об одном — взрывная камера «Рифта-3» негерметична, и продукты распада попадают в грунтовые воды.

Увы, как это у нас часто бывает, точную информацию обо всех деталях взрыва найти не представляется возможным, многое по-прежнему хранится под грифом «секретно». Так, жители Борохала, ставшие свидетелями тех событий, говорят, что военные тут же уехали, оставив даже личные вещи. Военные же, напротив, утверждают, что Событие прошло в штатном порядке, и объект «Рифт-3» они покинули только через месяц после взрыва, вдоволь накупавшись в Обусе, а также набрав в местных лесах грибов и ягод.

Впрочем, как бы там ни было, а дыма без огня не бывает. Сегодня все исследователи единодушны во мнении, что место для взрыва было выбрано крайне неудачно. Прежде всего, из-за близости населенных пунктов. Как и о том, что скважину для него почему-то пробурили в месте геологического разлома, в мягких карбонатных породах, которые к тому же были сильно обводнены и склонны к карсту (то есть образованию пустот). А при такой структуре, увы, не гарантирована стопроцентная герметизация взрывной камеры, а также возможен выход радиоактивных продуктов через разломы. Что, судя по всему, и произошло.

 

 

В настоящее время на месте подземного взрыва, над той самой скважиной стоит большой бетонный куб с остатками прогнившей опалубки. В куб вмурован ржавый столбик с не менее ржавой круглой табличкой наверху, на которой с трудом читается сделанная при помощи сварки надпись: «Запретная зона. В радиусе 250 м земляные работы запрещены. 

 

 

Обращаться: Иркутск, тел. Х-ХХ-ХХ». Именно так, в пятизначном формате, характерном для областного центра в начале 80-х годов. Хорошо, что зодчие догадались вывести надпись при помощи сварки — краска бы уже давно стерлась...